ЧАЙ ГРУЗИЯ
TEA GEORGIA
ჩაი საქართველო

Чай грузинский оптом

о грузинском чае

Чай-Грузия
Чай-Грузия
Акционерное общество "Чай-Грузия"
Тип акционерное общество
Основание 1925 год
Расположение СССР: Тифлис, Грузинская ССР
Отрасль пищевая промышленность
Продукция чай
Акционерное общество "Чай-Грузия" — существовавшая в эпоху позднего НЭПа советская компания. Полное наименование — Акционерное общество для разведения и эксплуатации чайный плантаций в Советской Социалистической Республике Грузии и для заготовки и сбыта чая "Чай-Грузия". Штаб-квартира компании располагалась в столице ГССР Тифлисе.

История

Постановление Совнаркома СССР об организации государственного акционерного общества «Чай-Грузия» было принято в конце 1925 года, чему активно поспособствовал тогдашний 1-й секретарь Закавказского крайкома РКП(б) Серго Орджоникидзе. Считается, что именно создание "Чая-Грузии" дало мощный толчок к созданию советской чайной промышленности.

Акционерами зарегистрированного 25 ноября 1925 г. общества стали народные комиссариаты земледелия (Наркомземы) – СССР, Грузии, Аджарской АССР, Абхазской АССР, РСФСР, а также существовавшие в то время Чаеуправление, сельхозбанки и Союз сельхозкооперации. Обществу «Чай-Грузия» было поручено руководство всем чайным делом Закавказья, в том чичле разведение плантаций, строительство фабрик и непосредственно производство чая.

Развернутые c начала 1926 г. работы осуществлялись высокими темпами, спустя сравнительно непродолжительное время чайная культура заняла в советских субтропиках ведущее место и приобрела, как тогда принято было говорить, "важное народно-хозяйственное значение". За несколько лет, с 1926 по 1932 г. площадь чайных плантаций возросла практически в 22 раза, с 1325 га до 33 тысяч га, в первую очередь за счет чаеводческих районов Мегрелии и Абхазии, где равнинный рельеф местности позволял механизировать трудоемкие работы по закладке и где наблюдались значительные резервы трудовых ресурсов, а также свободного фонда чаепригодных земель.

В 1931 г. акционерное общество было реорганизовано во всесоюзное объединение «Чай-Грузия», а его низовая агрономическая сеть была передана Грузколхозцентру. В 1938 г. из всесоюзного объединения было выделено два треста: «Чай-Грузия» – по промышленности, а также трест чайных и цитрусовых совхозов. В послевоенное время оба треста были переподчинены Совнархозу. (Материал из Википедии — свободной энциклопедии)
Грузинский чай
Массовое потребление чая, превратившееся в России к началу XIX века практически в национальную традицию, естественно, привело к мысли о производстве чайного листа непосредственно на территории Российской империи. Такие попытки предпринимались в XIX — начале XX века неоднократно, хотя систематическая работа по созданию отечественного чая началась только во времена СССР. Первые попытки вырастить чай в России предпринимались в 1830-х годах (в то же время, когда англичане создавали своё чайное производство в колониях, в частности, в Индии). Разводить чай пыталась сначала православная церковь, позже этим занялись некоторые богатые землевладельцы. Известны опыты по разведению чая, предпринятые грузинскими князьями Эристави. Первопроходцем в научном разведении чая на плантациях Батумского ботанического сада стал русский ученый Андрей Краснов еще в 1910-е гг.

Первые промышленные плантации чая на территории Грузии появились после Крымской войны (1853—1856) — пленный английский офицер Джекоб Макнамарра[источник не указан 152 дня], женившийся на грузинке и оставшийся жить в Грузии, создал небольшие плантации в районе Озургети и Чаквы и развернул производство чая[источник не указан 152 дня]. На торгово-промышленной выставке 1864 года был впервые представлен «кавказский чай»[источник не указан 152 дня]. Впрочем, качество этого чая было невысоким, и использовался он исключительно для примешивания к китайскому чаю.


Лау Джон Джау на чайной плантации возле Батуми, между 1905 и 1915 гг. Фото из архива Сергея Прокудина-Горского
В 1893 году Константин Семёнович Попов, наследник и продолжатель семейного чайного бизнеса начатого Константином Абрамовичем Поповым, приобрёл под чайные плантации несколько участков в Чакви вблизи Батуми, закупил рассаду и семена чайного куста и пригласил из Китая специалиста чайного дела Лау Джон Джау и несколько китайских рабочих. Под руководством Лау Джон Джау были выращены чайные листья высокого качества, в 1896 году был получен первый чай с новых плантаций, а в 1900 году чай плантаций Попова получил золотую медаль на выставке в Париже[1].


Чаеразвесочная фабрика Удельного ведомства вблизи Батуми, ок. 1909—1915. Фото из архива Сергея Прокудина-Горского
К началу XX века было доказано, что грузинский чайный куст, при правильном сборе и обработке, может давать высококачественный чай. Выпускавшиеся до революции сорта «Богатырь», «Кара-Дере», «Зедобань», «Озургетский» были весьма качественными. Благодаря высокому содержанию типсов (чайных почек) они могли успешно соперничать с китайскими чаями. Одним из лучших считался «Русский чай Дядюшкина» — чёрный чай с содержанием типсов до 5,5 %, который по качеству превосходил ординарные китайские чаи. Этот сорт получил золотую медаль на Парижской выставке 1899 года[источник не указан 152 дня].

Тем не менее, по объёмам производства грузинский чай не мог составить реальной конкуренции привозному. Чаеводство развивалось медленно: к 1917 году общая площадь всех чайных плантаций в России немногим превышала 900 га[2]. Реального экономического значения они не имели, в основном в России продолжали пить китайский чай.

Активное развитие чаеводства в Грузии началось уже в советские времена. В 1920-е годы была принята программа по развитию чайного дела в стране, создан Анасеульский научно-исследовательский институт чая, чайной промышленности и субтропических культур, цель работ которого была в селекционной работе по выводу новых сортов чая. В разных регионах Западной Грузии было построено несколько десятков чайных фабрик. Начались регулярные посадки чайных плантаций (старые к 1920 году полностью погибли).

В 1948 году Ксения Бахтадзе впервые в мире вывела искусственные гибриды чая: сорта «Грузинский № 1» и «Грузинский № 2». Впоследствии селекционная работа продолжалась, были выведены качественные сорта чая, обладающие при этом уникальной жизнеспособностью. Так, например, гибрид «Грузинский селекционный № 8» выдерживал зимние температуры до −25 °C.


Жестяная коробочка из-под грузинского чая. Чаеразвесочная фабрика им. Ленина

Жестяная коробочка из-под грузинского чая: Московский (городской) совнархоз
Размах социалистического строительства охватил советские субтропики. В результате огромного труда грузинских крестьян, агрономов, учёных Черноморское побережье Грузии стало краем обширных чайных плантаций. Но это произошло не вдруг, не сразу были собраны в кулак силы для наступления на субтропическую целину. ЦК ВКП(б) ещё в 1931 г. поставил перед Грузинской партийной организацией задачу максимального расширения чайных плантаций (в совхозах), а также всемерного внедрения этой культуры в колхозах, путём ряда специальных поощрительных мероприятий (хлебоснабжение, снабжение промтоварами, льготы по кредиту и т. д.)… Советское правительство стало выдавать крестьянам долгосрочные ссуды. И дело двинулось! Площади чайных плантаций стали расти год от года, вытесняя дикие заросли и топи болот. Уже в годы первых пятилеток Советский Союз смог отказаться от импорта чайных семян и значительно сократить ввоз чая из-за рубежа. Чаеводство стало гордостью социалистического земледелия Грузии, её ведущей отраслью. Сейчас плантации грузинского чая занимают свыше 64 тысяч гектаров. Отдельные колхозы и совхозы получают по 5—7 тысяч килограммов листа с гектара. Смешно вспоминать в наши дни предсказания некоторых «специалистов» насчёт того, что «разведение кавказского чая не имеет для России практического значения» и что «очень далеко то время, когда кавказский чай завоюет себе рынки в европейской России»[3].
К концу 1970-х годов в Грузии готового чая производилось 95 тыс. т в год. Грузинский чай шёл на экспорт, в Польшу, ГДР, Венгрию, Румынию, Финляндию, Чехословакию, Болгарию, Югославию, Афганистан, Иран, Сирию, Южный Йемен, Монголию. В Грузии производился чёрный байховый чай, зелёный листовой, плиточный, кирпичный. Чёрный чай потребляли европейские республики СССР и страны Европы, зелёный — Казахстан, Туркмения, Узбекистан, страны Средней Азии. Была разработана технология производства жёлтого чая, однако в массовое производство он не пошёл, так как ни одно из предприятий не взялось за его освоение.

В 1970-х годах, вместе с ростом объёма производства грузинского чая, было отмечено прогрессирующее падение его качества. Переход с ручного сбора чайного листа на механический привёл к резкому ухудшению качества сырья. В состав чая попадали не только верхние, молодые листья и типсы, но и нижние, старые и грубые, листья. Избежать этого при механическом сборе невозможно даже при идеальном состоянии оборудования, а при неточной настройке чаеуборочных машин крайне низкое качество собранного сырья становится практически правилом. Допускались и прямые нарушения технологии сбора чайного листа, например, сбор его в сырую погоду. Своё влияние на ухудшение качества оказали и попытки перехода на ускоренные способы обработки листа, которые также предпринимались в конце 1970-х годов. В частности, из процесса производства был исключён отдельный процесс ферментации (предполагалось, что достаточная степень ферментации листа достигается в процессе скручивания), двукратная сушка была заменена на однократную с последующей термической обработкой, которая приводила к ухудшению аромата чая при том, что он всё равно выходил недосушенным.

За последнее десятилетие существования СССР производство чая в Грузии снизилось до 57 тыс. т, при этом из-за падения качества практически до потребителя доходило менее половины этого количества, так как остальное выбраковывалось на чаеразвесочных фабриках. Деградация качества привела к формированию устойчивого представления о грузинском чае как некачественном продукте, который можно употреблять только при отсутствии любой альтернативы.

В первые годы после развала СССР и российское и грузинское производство чая было заброшено. Грузия не имела причин сохранять это производство, поскольку единственным её рынком была Россия, из-за падения качества грузинского чая уже переориентировавшаяся на закупку чая в других государствах. В последующие годы чайное производство в Грузии стало постепенно восстанавливаться, хотя до настоящего времени грузинский чай не вернул себе былых позиций. Современный грузинский чай по качеству намного лучше того, что производился в последние годы советской власти, в целом он характеризуется как «нормальный, среднего прочного качества чай с хорошо выраженными натуральными признаками», при этом он существенно дешевле китайского или индийского. Известные производители: Гуриели, Шемокмеди, Самаия[4].

Номенклатура
Чёрный грузинский чай
Чёрный грузинский чай ведёт своё происхождение от китайского, преимущественно — от известного сорта кимынь (кимун). На его качестве (высших сортов) положительно сказывается наличие типсов. Настой грузинского чая имеет менее выраженную окраску, чем индийский или цейлонский, для получения крепкого чая его следует заваривать 1,5-2 чайные ложки на чашку. Правильно заваренный качественный грузинский чай — ароматный, с приятным, нерезким вкусом. Использование грузинского чая в смесях с индийским или цейлонским возможно, но приводит к маскировке его естественного вкуса, так как вкус индийского и цейлонского чаёв существенно более резкий. Ещё одной особенностью грузинского чая является его способность очень быстро экстрагироваться.

Недостатки грузинского чая — наличие посторонних включений, пыли, частей побегов и грубых нижних листьев, нарушение технологии, использование неоправданно сокращённых технологий производства. Все эти недостатки, характерные для грузинского чая советского периода, создали ему дурную славу, сохраняющуюся и по сей день.

Номенклатура чёрных грузинских чаёв была небогата:

Букет Грузии.
Экстра.
Высший сорт.
Первый сорт.
Второй сорт.
«Букет» и «Экстра» имели наивысшее качество, чистоту. Эти чаи производились только из верхних листов куста и содержали типсы. Высший сорт — нормальный чёрный резаный листовой чай из первых листьев. Качество первого сорта уже было заметно ниже, главным образом, из-за худшей чистоты и включения большого количества побегов. Чай второго сорта производился из листьев и побегов машинной сборки, содержал очень много посторонних включений и был крайне непопулярен.

Можно также отметить «Чай № 36» и чай «Бодрость» — в их основе также лежал грузинский чайный материал, но существенно «разбавленный» импортным индийским или цейлонским чаем, из-за чего эти сорта пользовались большей популярностью, чем просто грузинский чай.

Неожиданной популярностью пользовался «Чай № 20». Несмотря на то, что он был отнесен ко 2 сорту, этот чай, во-первых, содержал до 1/5 индийского или цейлонского чая, придававших удовлетворительную крепость настою, а во-вторых — материалы, отбракованные для производства сортов «Букет» и «Экстра». Доступный в торговой сети значительно чаще, чем грузинские чаи высших сортов и в сочетании с неплохим качеством, этот чай завоевал популярность у советских покупателей[источник не указан 2258 дней].

Интересно мнение Похлёбкина о грузинском чае: он писал, что сам по себе грузинский чай вовсе не плох, и его недостатки связаны с нарушениями технологии на всех этапах производства, от сбора листа до упаковки. Похлёбкин предложил свой способ заваривания грузинского чёрного чая, позволяющий отчасти скомпенсировать нарушения технологии и получить качественный напиток: предварительно просеять чай, чтобы отделить крошку и пыль, которых может быть до 15-20 %, накалить сухой заварочный чайник до температуры 100—120 °C, положить полуторную навеску чая (1,5 ложки на чашку плюс 1,5-2 ложки) и залить горячей водой, обязательно мягкой. При таком процессе сухой чай подвергается в горячем чайнике дополнительной термообработке, при которой листья «отдают» аромат[5].

Зелёный грузинский чай
Ссылки на источники
В этом разделе не хватает ссылок на источники информации.
Информация должна быть проверяема, иначе она может быть поставлена под сомнение и удалена.
Вы можете отредактировать эту статью, добавив ссылки на авторитетные источники.
Эта отметка установлена 3 ноября 2017 года.

Грузинский прессованный чай
Номенклатура грузинских зелёных чаёв намного шире, чем чёрных, и содержала несколько десятков торговых сортов. Разновидности зелёного листового грузинского чая маркировались «номерами» — от № 10 до № 125. Номер указывает на качество — № 10 соответствовал самому низкому качеству третьего сорта (фаннингс), № 125 имел лучший зелёный чай высшего сорта. Выше № 125 стояли «Букет Грузии» и «Экстра». Номенклатура сортов выглядела так:

Букет Грузии — чай наивысшего качества, вне шкалы номеров.
Экстра — чай наивысшего качества (чуть хуже «букета»), вне шкалы номеров.
Высший сорт — № 111, 125.
Первый сорт — № 85, 95, 100, 110.
Второй сорт — № 45, 55, 60, 65.
Третий сорт — № 10, 15, 20, 25, 35, 40.
Чаи высших сортов — «букет», «экстра» и высший сорт, — по всем показателям находились на лучшем мировом уровне качества зелёного чая. Чаи первого — третьего сортов имели более низкое качество, хотя даже третий сорт зелёного чая был достаточно неплох. В республиках Средней Азии был очень популярен грузинский зелёный чай № 95, обладающий характерным терпким вкусом. (Материал из Википедии — свободной энциклопедии)
Чай наш грузинский
История грузинского чая
"Я должен был пить много чая, ибо без него не мог работать. Чай высвобождает те возможности, которые дремлют в глубине моей души"
Л.Н.Толстой

Грузинский чай – один из самых северных в мире. Его историю на протяжении полутора веков творили мечты романтиков и энергия энтузиастов, таланты предпринимателей и работа ученых, трудовые подвиги героических сборщиц и полет мысли технологов-изобретателей. Через долгий и сложный период становления она пришла к блестящему, но короткому расцвету, за которым последовали упадок и почти забвение. Но там, где чайный куст однажды был посажен заботливой рукой человека, у их совместной истории обязательно есть продолжение…

Впервые чайные кусты вместе с другими экзотическими растениями были высажены в России сразу по окончании наполеоновских войн. По распоряжению херсонского губернатора герцога Э.О.Ришелье в 1817 г. они прибыли в только что организованный Императорский казенный ботанический сад (ныне Никитский) в Крыму близ Ялты. Первый эксперимент оказался неудачным: кусты погибли. В 1833 г. по распоряжению нового генерал-губернатора князя Михаила Воронцова из Китая была доставлена новая партия саженцев, которые прижились и дали семена. Директор сада Николай Гартвис всесторонне изучил условия их произрастания и рекомендовал перенести дальнейшие опыты на Кавказское побережье Черного моря. И в 1848 г. саженцы были отправлены из Никитского ботанического сада Сухумскому ботаническому саду и в Озургети.
В России история чаепития берет начало с 1638 года — с той поры, когда монгольский Алтын-хан прислал в подарок русскому царю Михаилу Федоровичу четыре пуда диковинного сушеного листа в маленьких, по четверти фунта, пакетиках — «ради варения чая». Царский посол Василий Старков познакомился с удивительным питьем на обеде у ханского брата. «Не знаю, листья ли то какого дерева или травы,- доносил он царю.- Варят их в воде, приливая несколько молока…» Забавнее всего то, что, принимая другие дары (атлас и соболей), Старков отказывался от чая, считая его вещью пустой и никчемной. Знали о чае в России и раньше, по крайней мере в XVI веке. В 1567 году побывали в Китае и пили там чай казацкие атаманы Иван Петров и Бурнаш Ялышев. Однако непосредственно из Китая чай дошел до Москвы почти на сто лет позже, его привез посол Перфильев. Царь Алексей Михайлович испробовал чай (как лекарство) в январе 1665 года, его примеру последовали бояре. Царю и боярам новый напиток понравился, хотя и пили они его без сахара. Русский посол Николай Спафарий, ученый и государственный деятель, жил в Китае в 1675-1678 годах и, вернувшись в Москву, написал о чае большое сочинение. «Питие доброе, — засвидетельствовал он, — и, когда привыкнешь, гораздо укусное». В 1679 году с Китаем был заключен договор о постоянных поставках чая. В 1696 году из Москвы в Пекин отправился за чаем первый русский караван купцов. С него-то и пошло… Долог был путь чая из Юго-Восточной Азии в европейские страны. Его везли на верблюдах, на санях и телегах, переправляли плотами и паромами через реки. Его перегружали в трюмы кораблей, везли морем к дальним берегам — и снова сухопутная дорога. Путешествие длилось год-полтора, а то и больше. В Россию чай шел через Маньчжурию и Монголию, а с 1870 года и морем, из Кантона в Одессу. С 1807 по 1822 год жил в Китае глава православной церковной миссии Николай Бичурин, образованный человек, лишенный впоследствии духовного звания. Он написал о Китае много трудов, в одном из которых подробно рассказал про чайное растение и чайное производство. Бичурин стал первым европейцем, основательно изучившим и описавшим организацию чайного дела. В нашей стране (в ее современных границах) первыми узнали чай и привыкли к нему народы Забайкалья, Сибири, Средней Азии и других восточных областей.

В глубинных областях России мода на чай пошла от Москвы. Добрая слава его ширилась. Но чая было мало, он был дорог. С увеличением ввоза чая в XVIII веке чаепитие на Руси получило значительное распространение, но чай пили исключительно в городе, а в деревне он был еще почти недоступен. B XIX веке он стал в городах обыденным напитком, за 1802-1860 годы ввоз его вырос в десять раз. При такой популярности, однако, он оставался дорогим: дальняя дорога, большие пошлины и жадность купцов повышали его закупочную стоимость в 5-6 раз. Вокруг чая кипели темные страсти. Развивалась контрабанда (в Грузию проникал индийский чай через Персию), полноценный товар всячески фальсифицировали и заменяли суррогатами из малины, земляники, черники, фруктов, цветов липы. В России из листьев иван-чая и кипрея делали широко распространенный тогда «копорский» чай; «кавказский» чай делали из листьев кавказской черники. За рубежом фальсификация чая «вкусовыми» добавками, ароматизаторами, красителями распространена и сейчас. В современной индийской брошюре с рецептами приготовления чайного напитка и мороженого автор после слов: «Возьмите столько-то ложек чаю» не забывает в скобках добавить: «купленного у добросовестного продавца». Краса и гордость русского чайного стола — самовар, родился в середине XVIII века. Первые самовары были похожи на котлы с крышками, крана у них не было, напиток вычерпывали ложкой. Варился в этих самоварах сперва не чай, а его русский предшественник сбитень — горячий напиток с медом, шалфеем, лечебной травой зверобоем и пряностями. Делались в старину и самовары-кухни с двумя отделениями, в них варили щи (или чай) и кашу. Были и самовары-кофейники. К угольным самоварам в XIX веке присоединились керосиновые, в XX веке — электрические… Спрос на самовары у нас и поныне не иссяк, заводам хватает работы. Любопытно, что с высокой особой самовара связано начало чаепития в Грузии: первые литературные сведения об этом событии относятся к 1770 году, когда царь Ираклий получил самовар и чайный сервиз в подарок от Екатерины Второй. Пить чай научились все континенты земли. Но выращивать его умели только в Азии. Длинный ряд веков эта культура оставалась для европейцев «китайским секретом». И только на Черноморском побережье Грузии чайный куст нашел себе в Европе новую родину. На это потребовалось несколько десятилетий упорного труда чаеводов-энтузиастов, которым пришлось бороться не столько с природой чайного куста, сколько с природой царских чиновников. Было принято считать, что инициатором отечественного чаеводства выступил князь М. С. Воронцов, известный одесский правитель, преследовавший Пушкина. Это неверно. Правда, первые в нашей стране чайные кусты были высажены в Крыму, около Ялты, в Никитском ботаническом саду, в тот период, когда Воронцов был генерал-губернатором Новороссийского края. Это произошло в 1833 году или несколько раньше, точных сведений нет. В 1844 году Воронцов стал наместником Кавказа; он занялся, между прочим, и разведением субтропических культур, в чем было прямо заинтересовано царское правительство. Но если и возникла у этого хитрого сатрапа мысль о грузинском чаеводстве, то он к ней быстро охладел. Очень характерны относящиеся к этому вопросу архивные документы канцелярии наместника. Воронцов писал министру государственных имуществ Киселеву после первой неудачной попытки вырастить из выписанных министерством в 1845 году и погибших по дороге семян: «Чайное дерево никогда в здешнем крае полезно не будет; но если угодно В. С. (вашему сиятельству), чтобы еще были сделаны пробы, то нужно выписать из Китая другие семена, совершенно годные, и мы оные немедленно посадим». Соглашаясь с мнением Воронцова о бесполезности для Грузии разведения «чайного дерева», министр высказался против приложения «дальнейших к этому усилий»: «…это растение разводится с выгодой только в некоторых местностях Китая и, будучи пересажено в другие равно благоприятствующие климатом страны, перерождается и не приносит ожидаемых выгод, как это доказали опыты, сделанные в Бразилии». Как мы видим, опасения Ильи Чавчавадзе имели веские основания. Как ни странно звучит для нас заявление, что чай не годится для Грузии потому, что, во-первых, хорошо растет в Китае и, во-вторых, плохо растет в Бразилии, такой логики в сочетании с высоким саном было вполне достаточно. Воронцов не стал основоположником грузинского чаеводства, он только дискредитировал идею, на многие годы лишил энтузиастов поддержки правительства. Чайное дело в Грузии не заглохло! Истинными инициаторами его были русские и грузинские ученые. Еще в 1792 году в трудах Вольно-экономического общества была помещена статья Г. Ф. Сиверса «Как произрощать чай в России». В 1834 году с подобной статьей выступил иеромонах Салюстий.

После успешных опытов Эристави и Бутлерова, исследований Тихомирова грузинское чаеводство двинулось вперед. Тому помогли усилия таких убежденных и энергичных приверженцев новой культуры, как профессор Краснов, агрономы Клин-ген, Накашидзе и другие. Андрей Николаевич Краснов посвятил освоению черноморских субтропиков под чай много лет своей жизни, мечтая о временах, когда кавказское Причерноморье станет роскошным краем, более прекрасным, чем сады Монако и курорты Ривьеры, украсится растениями Туниса, Алжира, Америки. Он принял участие в экспедиции И. Н. Клингена в чайные страны в 1895-1896 годах, организованной Удельным ведомством, которое решило создать свое большое чайное хозяйство. Одну из самых первых, энергичных и удачных попыток организовать большую чайную факторию предпринял в 1885 году отставной инженер-полковник А. А. Соловцов. Выписанными из Ханькоу семенами он заложил в Чакве небольшую плантацию, которую стал последовательно расширять собственным посевным материалом. В 1887 году он изготовил первый чай; в 1893 году за образцы своего чая он получил Большую золотую медаль на выставке в Тбилиси. Соловцов активно пропагандировал идею грузинского чаеводства в печати. С размахом взялся за дело К. С. Попов. Он лично изучал чайное производство в Китае и вложил в свое предприятие около миллиона рублей. В 1897-1898 гг. в имении Попова в Батуми была построена первая в Грузии чайная фабрика, перерабатывавшая лист трех его плантаций. В 1900 году ее продукция на Всемирной выставке в Париже получила Большую золотую медаль. Почти в те же годы занялось разведением чая и Удельное ведомство. Самым крупным чаеводческим хозяйством страны стало его Чаквинское имение, основой которого послужил посадочный материал с плантации Соловцова, а затем семена и саженцы, привезенные в 1896 году экспедицией Клингена. К 1917 году имение разрослось до 550 гектаров. Оно снабжало саженцами другие хозяйства. В Чакве тоже была построена чайная фабрика — годом позже фабрики Попова. Клин-ген руководил здесь общей постановкой дела как инспектор кавказских удельных имений. В конце века, в 1899 году, в Грузии под чаем было занято 56 гектаров. С 1900 по 1915 год ежегодно в среднем закладывалось по 32 гектара новых плантаций. Были построены три чайные фабрики, не считая нескольких кустарных. Они были хорошо механизированы, выпускали в основном вполне доброкачественный черный байховый чай, почти не уступавший чаю Индии и Китая и получивший высокие оценки на русских и зарубежных выставках. Низкосортную продукцию — так называемый «солдатский чай» — закупало военное ведомство «для довольствия нижних чинов». Но общие успехи чайного дела в царской России были невелики. Всего за семь десятилетий, предшествовавших установлению Советской власти в Грузии, то есть за весь период со времени появления чайного куста на Черноморском побережье, было заложено 1020 гектаров плантаций. Известный английский специалист по чаю, агроном и биохимик Гарольд Манн, так охарактеризовал чайное производство тех лет: «Чайное дело в России являлось забавой царя и нескольких богатых купцов». С этой характеристикой нельзя не согласиться.
И все-таки время брало свое. Чай в конце прошлого — начале нашего века стали разводить некоторые помещики, состоятельные люди, иногда крестьяне (редко местные жители, чаще переселенцы). Страстным пропагандистом грузинского чая стал Владимир Андреевич Тихомиров, выдающийся фармаколог, член многих русских и иностранных научных учреждений и обществ. Он принял участие в экспедиции в чайные страны, организованной в 1891 году крупным русским чаеторговцем К. С. Поповым — не менее корыстным, чем его коллеги, но более дальновидным дельцом, решившим заняться производством собственного чая. В 1892 году были опубликованы результаты работы Тихомирова по изучению растительного мира Цейлона. В горных районах острова, в царстве чайных плантаций, московский профессор изучал китайско-индийский чай Цейлона, так называемый цейлонский гибрид, и пришел к выводу, что цейлонский чай «Жемчужина Индийского океана» превосходит сорта других азиатских стран, что он «содержит более так называемого экстракта: вяжущих, красящих и горьких начал». Но самый важный вывод его состоял в том, что этот чай можно культивировать на Черноморском побережье Кавказа. Тихомиров собрал большую коллекцию чайных семян и черенков, некоторые из них выдержали долгое морское путешествие и были высажены на плантациях Попова в районе Батуми — в Чакве, Салибаури Капрешуми. «Научные и практические результаты, полученные экспедицией профессора Тихомирова,- писал И. Н. Клинген, — придавали смелость и уверенность в решении сделать первые шаги относительно устройства чайного хозяйства близ Батуми в довольно широких размерах».

Создание большого, высокоорганизованного чайного хозяйства — исторический подвиг грузинских крестьян, агрономов, ученых. Чайное растение — жизнестойкая и неприхотливая, но тем не менее очень трудоемкая культура. Она требует от человека глубоких специальных знаний, много внимания и заботы. У чайных кустов круглый год хлопочут люди: подрезают их полуовалом, несколько раз мотыжат землю, удобряют ее, выпалывают сорняки; они окружают плантации ветрозащитными полосами, осушают дренажными канавами, укрывают междурядья торфом для задержания влаги и удобрения почвы. Но основная работа — сбор листа. Чайный куст, пожалуй, единственная культура, которая не дает отходов. Для байхового и плиточного чая отбираются нежные молодые побеги, составляющие десятую часть поверхности куста. Остальной лист идет на изготовление зеленого кирпичного чая. Не выбрасываются и побеги, срезанные при формовке: из них вырабатывают кофеин. Нет другой культуры, которая требовала бы таких огромных затрат труда при сборе урожая. В течение всего сезона, а он продолжается шесть месяцев, с апреля по октябрь, чаеводам приходится с корзинами обходить куст за кустом, собирая подошедшие побеги. Чтобы возделать и убрать гектар хлопчатника, тратят полтораста человеко-дней, а на гектар чая — пятьсот. Сгибаясь над кустами, сборщица чая работает с рассвета до позднего вечера, дорожа каждой минутой: хороший сегодня чайный лист станет завтра плохим. Ее жжет солнце, она мокнет под дождем, ее одежду и при ясном небе увлажняет утренняя роса… Такой труд в тропических странах — настоящая каторга. День под палящим солнцем изматывает силы, отнимает здоровье. С 1927 года Грузия начинает небывалыми темпами развивать чаеводство. Только за пять лет, с 1927 по 1932 год, площадь ее чайных плантаций возросла в 13,2 раза! Всего за советские годы в Грузии заложено 63 тысячи гектаров новых плантаций. Среднегодовой прирост сам по себе превышает достигнутое за все дореволюционные 70 лет. В 1921 году Грузия собрала 550 тонн чайного листа, в 1940 году — 51 300, в 1966 году — 226 000 тонн. И если в 1921 году средняя урожайность листа составляла у нас 541 килограмм с гектара, то в 1940 году — 2292, в 1966 году — 4450 килограммов.

Выдающуюся роль в распространении чаеводства в Грузии сыграл один из первых агрономов Грузии Ермиле Накашидзе. По окончании Ново-Александровского института сельского хозяйства и лесоводства в 1866 году Накашидзе вернулся на родину и с головой окунулся в ее нужды и заботы. Воспитанный в прогрессивных идеях шестидесятников, он на свои средства открыл в родном селе Макванети первую сельскую школу, передал ей значительную часть своей библиотеки, выписывал для нее журналы и газеты, сам преподавал в ней. Под его руководством школьники разбили огород. В 90-х годах он составил проект создания земледельческой кооперативной колонии, которому газета «Иверия» посвятила специальную статью. Вот как рисовались в конце XIX века этому передовому грузинскому интеллигенту организационные основы будущего сельского хозяйства: «Производство должно быть общим,- писал Накашидзе,- ибо кооперация весьма увеличивает производительные силы. Все вопросы должны решаться выборными людьми… Доход должен поступать в общие закрома и в общую кассу…» Ермиле Накашидзе с прозорливостью истинного ученого оценил новое для Грузии растение — чайный куст. Он поступает на должность агронома-инструктора чайной культуры в департамент земледелия и с тех пор отдает новому делу все силы: закладывает чайную плантацию в собственном поместье и горячо убеждает крестьян родного села и окрестных сел разводить грузинский чай, сам сажает чайные кусты на крестьянских землях, учит за ними ухаживать. Когда ему предложили должность управляющего Озургетской табачной плантацией, он стал разводить на ней чай и, постепенно сокращая участки под табаком, превратил опытную табачную плантацию в опытную станцию по разведению чая! Накашидзе обошел Гурию, Мингрелию и другие районы Грузии, изучая природные условия, выявляя земли, пригодные для закладки чайных плантаций. В короткий срок он заложил 23 опытных участка. Он обучал крестьян кустарному способу переработки чайного листа, а затем стал инициатором и руководителем строительства грузинской чайной фабрики в Озургетах с отделениями в Анасеули и Насакирали. Он выступал в газете «Иверия» с многочисленными статьями, пропагандирующими чайную культуру, давал агротехнические советы, перевел на грузинский язык «Краткое наставление по разведению чайных кустов в западной части Кутаисской губернии» — брошюру агронома С. Тимофеева. Бедным крестьянам эта брошюра выдавалась бесплатно.



После установления Советской власти в Грузии деятельность Накашидзе как пропагандиста чайной культуры получает новый размах. Он работает консультантом Наркомзема Грузинской ССР. При его активном участии создаются крупные чайные государственные хозяйства в Чакве, Салибаури и Зедобани. В 1928 году выходит в свет книга Накашидзе «Чайный куст, его разведение и переработка чая» — первая грузинская книга, в которой с научной обстоятельностью были рассмотрены все основные вопросы, связанные с разведением перспективной культуры, сбором урожая и переработкой листа. Свой труд Ермиле Накашидзе заключил такими пророческими словами: «Чайное дело в Грузии получит большое развитие, здешние подзолистые почвы, известные сегодня как непригодные земли, будут полностью использованы под эту культуру. Ни одна пядь этих земель не останется голой. Экономическое положение трудящегося населения намного улучшится. Вся западная Грузия — Гурия, Аджария, Мингрелия и Абхазия — превратится в чайные плантации. Этот край станет одним из лучших промышленных уголков и займет почетное место во всем Советском Союзе». Накашидзе стал одним из инициаторов создания акционерного общества «Чай-Грузия», сыгравшего большую роль в развитии чаеводства в республике. Это общество было образовано в конце 1924 года постановлением Совета Труда и Обороны СССР. Сначала оно называлось обществом «Чай Колхиды», но недолго: уже первый план развития чаеводства в Грузии предусматривал расширение в короткий срок площади плантаций более чем в двадцать раз — до 20 000 гектаров с освоением земель далеко за пределами Колхиды. В результате огромного труда грузинских крестьян, агрономов, ученых Черноморское побережье Грузии стало краем обширных чайных плантаций. Но это произошло не вдруг, не сразу были собраны в кулак силы для наступления на субтропическую целину. Советское правительство стало выдавать крестьянам долгосрочные ссуды. И дело двинулось! Площади чайных плантаций стали расти год от года, вытесняя дикие заросли и топи болот. Уже в годы первых пятилеток Советский Союз смог отказаться от импорта чайных семян и значительно сократить ввоз чая из-за рубежа. Чаеводство стало гордостью социалистического земледелия Грузии, ее ведущей отраслью. Сейчас плантации грузинского чая занимают свыше 64 тысяч гектаров. Отдельные колхозы и совхозы получают по 5-7 тысяч килограммов листа с гектара. Смешно вспоминать в наши дни предсказания некоторых «специалистов» насчет того, что «разведение грузинского чая не имеет для России практического значения» и что «очень далеко то время, когда грузинский чай завоюет себе рынки в европейской России»… Колхозное строительство, машины, передовая наука превратили западную часть Грузии во всесоюзный субтропический сад, и чай занял в нем почетное, центральное место: здесь было сосредоточено 85 процентов всех чайных плантаций Советского Союза.

Из книги Михаила Давиташвили «Чай наш грузинский»

Чай грузинский оптом

Грузинский чай в России

Чай грузинский оптом

Грузинский чай в России
Грузинский чай оптом. Мы поставляем чай из Грузии, у нас можно купить крупно листовой чёрный и зелёный чай.

Грузинский чай оптом. Мы поставляем чай из Грузии, у нас можно купить крупно листовой чёрный и зелёный чай.

Грузинский чай оптом - Wholesale Georgian tea
Работницы греческого происхождения на чайной плантации вблизи Батуми, ок. 1909—1915. Фото из архива Сергея Прокудина-Горского
чай грузинский оптом

    Грузия: секреты производства чая

    Что стоит за каждой чаинкой на дне чашки? Оказывается, грузинский чай по качеству не уступает цейлонскому и индийскому. На местных плантациях продукцию высшего сорта собирают вручную. После этого зеленые листья попадают на фабрику. Мы узнали, как рождается вкус и цвет благородного напитка.
    Изображение